Память и диссоциация

Холли Грей

Мне приснилось, что я ходила  в торговый центр на шоппинг со своей

приятельницей. Мы побродили по магазинам, купили пару вещей и отправились по домам. Этот сон  не был ничем особо примечателен, но в разговоре с ней я вскользь упомянула о нём. “Это был не сон”, — сказала она. “Мы были там вчера”. Как же я смогла перепутать реальность и вымысел, созданный спящим сознанием? Память-штука хитрая, а диссоциация всё только усложняет. Только потому, что у меня диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ), и я осознаю, что это несёт проблемы с памятью, я поверила словам о том, что это был не сон. «Это был не сон, но я и не воспринимаю это как воспоминание»

 

Воспоминания при диссоциации не ощущаются воспоминаниями.

Мы склонны воспринимать вспоминание как получение  цельного  набора из изображений, звуков, эмоций и ощущений, которые служат для записи нашей жизненной  истории. Но что, если эти элементы хранились в памяти отдельно? Могу  ли я это воспринимать как воспоминание? Можем ли мы вообще назвать это  воспоминанием?

Если девочка пережила акт насилия  осенним днём в лесу в 9 лет, и пойдет гулять по лесу в осенний день 30 лет спустя, она может испытывать физические реакции аналогичные тем, что были пережиты в ситуации первоначального насилия. Однако при ДРИ, пока не будет проведена достаточно масштабная работа в рамках психотерапии, взрослый человек, вероятнее всего, будет в недоумении из-за своего  состояния и переживаний и не сможет их объяснить. –Справочник по Диссоциативному Расстройству Идентичности, Дебора Хеддок.

Диссоциация, воспоминании и детская травма

Возьмите незначительное происшествие, типа моего сна о шоппинге, добавьте тяжелую травму в его сюжет, нарежьте это на кусочки и отправьте всё лет на 30 лет назад во времени. И тогда у вас будет представление о том, что такое воспоминание  о детской травме для многих людей с ДРИ. Их терзают фрагменты эмоций, вспышки образов и физических ощущений, которые могут проявляться отдельно или в любой комбинации. Они могут сказать, что  знают о том, что определенное событие произошло,  но не помнить его вообще. Могут описывать кадры, которые  крутятся у них в сознании, но взятые по отдельности  они не имеют никакого смысла. Как результат, часто появляется сводящее с ума убеждение, что вас преследуют вещи, которых даже никогда не было.

Защищены диссоциацией

Возможно, это и не слишком тревожно: узнать, что ваш небогатый на события сон о покупках в торговом центре на деле оказался воспоминанием. Однако, представьте, что на его месте — Ваш самый страшный ночной кошмар.

То, насчёт чего  вы были уверены, что это всего лишь ужасный плод вашего воображения,  на самом деле- воспоминание. Это уже было бы более чем тревожно, правда? Воспоминания при диссоциации часто слишком разрознены и прерывисты, чтобы осознавать их как воспоминания  в традиционном  смысле. Но хоть такое и сбивает с толку, именно это защищает многих людей с ДРИ от того, чтобы окончательно капитулировать перед  болью, сокрытой в их памяти. Сны ведь, как бы там ни было, не ранят так сильно.

Перевод с англ.-Лилия Чиж

оригинал статьи http://www.healthyplace.com/blogs/dissociativeliving/2010/11/dissociative-memory-when-dreaming-is-remembering/

 

Читайте также: